Blogs

Жемчужное прошлое Латвии

22/03/2018

Жемчужное прошлое Латвии

Действительный член Санкт-Петербургской Императорской Академии наук, человек энциклопедических знаний Михаил Ломоносов в свое время занимался научными изысканиями, связанными с Лифляндией. В 1745 году его попросили дать оценку лифляндскому речному жемчугу, определить, насколько он хорош…

 

 

Ломоносов отозвался с восторгом, уподобив жемчуг лифляндских рек знаменитому тогда богемскому, и даже составил подробную инструкцию, как лучше его добывать, как определять степень готовности жемчуга в раковине жемчужницы. Чтобы и ловцы были сыты, и жемчуг не иссяк! Однако инструкция сия, хоть и была писана рукой знаменитого ученого, увы, не соблюдалась, жемчуг по-прежнему добывался хищническим способом, а посему уже в следующем столетии стал быстро иссякать. 

 

Наступление на жемчуг

 

Речной жемчуг на территории Латвии хоть и не удостоился столь славной европейской судьбы, как наш многоликий янтарь, однако же был вполне известен в определенный исторический период (XVII–XVIII вв.).  Столетия назад на здешних реках существовал самый настоящий жемчужный промысел! По словам историка Игоря Ватолина, первое упоминание об этом относится к 1612 году. Ливонский хронист Дионисий Фабриций упоминал, что на реках края добывалось много речного жемчуга.

 

Позднее, уже в шведские времена (XVII  в. – начало XVIII в.) встречалось большое количество указов шведских королей, регламентирующих добычу и торговлю жемчугом. Назначался даже специальный инспектор по жемчугу, в обязанности которого входило следить, чтобы крестьяне не продавали жемчуг русским купцам. В 1697 году отдельным указом вводилась жемчужная монополия на жемчуг, то есть хозяином всего жемчуга на территории Ливонии провозглашался шведский король Карл XII. Кстати сказать, Рига в то время была крупнее Стокгольма! После присоединения шведской Ливонии к России (по условиям Ништадтского мира) не заставил себя ждать новый указ, отныне хозяином лифляндских жемчугов становится император Петр I. По представлению Берг-Коллегии указом 1721 года «частным лицам запрещалось ловить жемчуг» на территории губерний, указ касался в том числе помещиков или же предусматривал в отношении их некоторые ограничения.

 

Правда, более поздним по времени указом 1722 года помещикам и крестьянам все-таки позволялось собирать жемчуг, «но не иначе как под надзором Правительства». Для наблюдения «за ловлею жемчуга» были избраны 12 представителей дворянского сословия. Они  должны были следить за тем, чтобы не собирались незрелые раковины. Однако по каким признакам следовало распознавать, что раковины еще не дозрели, инструкция не сообщала. Зато четко информировалось, что «большие и хорошие жемчужины должны быть немедленно представлены в Коммерц-Коллегию». За такой славный улов «выдавалось соразмерное вознаграждение». Малые же и низкого достоинства жемчужины предоставлялись в пользу нашедшего их. Нарушители правил подвергались денежному штрафу. Надзирателям за ловлей жемчуга предписывалось «предоставить список всех рек и речек, находившихся в их округах, и в которых водятся жемчужные раковины, и пополнять его по мере открытия новых приисков». Примечательно, что при императрице Елизавете к добыче жемчуга одно время даже привлекалась армия. Так, существуют свидетельства, что военные экспедиции за жемчугом организовывались в 1746 году. Но уже спустя три года ситуация с жемчугом ухудшилась, начала сокращаться популяция... Тем не менее Журнал министерства народного просвещения в 1849 году (Санкт-Петербург) хвастливо сообщал: «Нет в Европе страны, которая была бы столько, как Россия, богата реками и ручьями, в которых водятся жемчужные раковины».

 

Историк Александр Гурин тоже утверждает, что некогда в водах Латвии находили несметные богатства. Так, в Курляндии ныряльщики опускались в непогоду на морское дно и доставали и оттуда куски янтаря весом в несколько килограммов! А кто-то зарабатывал на жизнь тем, что находил в Гауе прекрасные жемчужины. 

 

Символ совершенства

 

В былые времена речным жемчугом щедро украшали оклады икон, церковную утварь, одежды и даже ордена. Есть мнение, что святые христианские иконы Девы Марии в жемчужных окладах оказывают терапевтическое воздействие. Оклады таких чудодейственных святынь обычно украшены узорами из так называемого половинчатого жемчуга,  символизирующего великую скорбь матери, потерявшей сына. А вот скатный жемчуг (жемчужины имеют форму, близкую к идеальной, сферической, а потому скатываются), напротив, считается символом счастья. 

 

Интересно, что упомянутый выше М.В. Ломоносов не только латвийские жемчуга исследовал, но и латышский язык. Во второй половине XX века в Финляндии была сделана сенсационная находка: в запасниках библиотеки Хельсинского университета обнаружилась книга по грамматике латышского языка с собственноручными пометками Михаила Васильевича. В заметке о разделении языков Ломоносов подчеркивал родство «курляндского» языка со славянскими языками. Возможно, тогда это воспринималось некоторым преувеличением, но теперь, как известно, филологи относят языки славянской и балтской групп к одной индоевропейской языковой семье, примечательно и то, что латышские и русские слова имеют множество общих корней. Мудрое слово до сих пор сравнивается с жемчугом. Вспомним пословицу «Обдуманное слово дороже жемчуга», или «Слова – жемчуг, но когда их много, они теряют цену».

 

От словесных жемчугов опять перейдем к речным. Как уже было сказано: с каждым столетием популяция жемчужниц в латвийских реках сокращалась. В наше время Латвийский Фонд природы даже разрабатывал план по спасению моллюсков. Специалисты по моллюскам из Зоологического музея Латвийского университета указывают, что такие чувствительные моллюски приспособлены жить только в очень чистой воде, тогда как латвийские реки загрязнены. Поэтому моллюски – исчезающий вид, выживают лишь старые жемчужницы, те, что живут уже почти век. А вот юные слишком чувствительны к загрязнению и не способны к продолжительной жизни. Такая же ситуация в других странах Европы, где еще сохранились популяции. В настоящее время на территории Латвии можно обнаружить шесть видов двустворчатых моллюсков: две беззубки, три перловицы и одну жемчужницу. Жемчуг, если очень повезет, окажется только в последней. Предполагают, что в Латвии сейчас около 30 тыс. жемчужниц, тогда как раньше в наших реках обитали огромные колонии, в ракушке можно было найти жемчужину размером до девяти миллиметров! Первые пять лет жемчужницы живут, зарывшись в песок, но из-за грязного ила они не могут полноценно дышать и гибнут.

 

Ракушечьей жизни сегодня также мешают  маленькие ГЭС, плотины,  перегораживающие реки, препятствуют свободному течению воды. Мероприятия по спасению жемчужниц начались несколько лет назад, то есть в наступившем году на свет должны появиться маленькие ракушки. Пройдет еще лет пятнадцать, прежде чем они выйдут из речных глубин и начнут размножаться. При благоприятных условиях развития колоний жемчуг в них «созреет» только через лет 80, а то и 100. Формируется жемчуг в результате реакции на раздражитель. В центре каждой жемчужины – песчинка, попавшая в раковину моллюска и постепенно покрывавшаяся слоями блестящего перламутра. Жемчужины символизируют совершенство, рожденное страданием. Есть мнение, что рост жемчужины – это метафора человеческого развития: мы тоже обладаем силой, необходимой, чтобы преодолеть боль и стать мудрее в результате жизненных невзгод.

 

Отборный жемчуг всегда был символом власти, однако и простолюдины носили одежду, украшенную жемчугом, так как могли добыть речной жемчуг, к примеру, из вод Двины (Даугава). 

 

До 1921 года основным поставщиком речного жемчуга на мировой рынок была Россия. 

 

Моллюски в речных ракушках-жемчужницах обитали на глубине от полуметра до одного метра, даже нырять не надо  – ходи да собирай. Но получилось, что одной рукой жемчуг собирали, другой водоемы загрязняли. 

 

Сегодня жемчужницы – большая редкость, занесенная в Красную книгу, Латвии в том числе. Жемчужницы пропали так же, как пропали многие виды животных и растений.  Процветание жемчужниц – показатель состояния природы, терпение которой не безгранично, но человек продолжает его испытывать. Сегодня вопрос о том, удастся ли когда-нибудь восстановить добычу жемчуга на берегах латвийских рек, звучит риторически. От былых жемчужных богатств остались разве что воспоминания. Однако это не означает, что у лучшей половины человечества нет жемчужных украшений. Вот они-то и пригодятся для особого рода рождественских гаданий.

 

Одно из них называется Боярским жемчужным гаданием. Методика простая. Надо взять натуральный, искусственный жемчуг или даже пластиковые бусинки. Отобрать 13 жемчужин белого цвета, 13 розовых и 13 черных. Все 39 жемчужин поместить в черный бархатный (или не бархатный!) мешочек, хорошенько перемешать и затем достать из него горсть жемчуга. Если черных жемчужин окажется больше, загаданное вами желание не сбудется; преобладание розового жемчуга обещает приятную неожиданность, а белые означают категоричное «да». В случае если вы извлекли из «волшебного» мешочка одинаковое количество жемчужин разных цветов, то это знак того, что ситуация еще не определена окончательно, – все может измениться в любую минуту. Мир вокруг нас вообще переменчив, но так хочется, чтобы он менялся в лучшую, жизнеутверждающую сторону, – чтобы звезды посылали людям свой жемчужный свет с небес, а в речных водах спокойно дозревали жемчужины. И чтобы каждый мог найти свою, неповторимую, несравненную. 

 

Часть исследователей считают, что слово «жемчуг» происходит от арабского «зеньчуг», татарского «зеньджу» или китайского zhen zhu («чжень чжу»). На Руси слово «жемчуг» («женчугъ) впервые появилось в 1161 году, параллельно существовал синоним – «перл», использовавшийся для именования жемчуга жителями Европы. 

 

В советское время большой популярностью пользовался юрмальский ресторан «Юрас перле» (pērle – «жемчуг»). Из его варьете, кстати, вышла на большую сцену жемчужина латвийской эстрады Лайма Вайкуле. Этого во многом уникального ресторана, нависавшего над морской волной, уже нет, как нет и латвийского жемчуга, только Лайма поет свою песню…

Автор: Жанна ЧАЙКИНА